Теория негатива в творчестве выдающегося французского психоаналитика Андре Грина

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас 21 ноября 2020 года, в субботу,
принять участие в открытом заседании
Русского психоаналитического общества и

Центра современного психоанализа (на Цветном)

С докладом
«Теория негатива в творчестве выдающегося французского психоаналитика Андре Грина»

выступит
КОРОТЕЦКАЯ Аурелия Ивановна  – проректор по учебной части Института психологии и психоанализа на Чистых прудах, врач-психиатр, психоаналитик, член Парижского психоаналитического общества, член Международной психоаналитической ассоциации, член Международной ассоциации психоаналитической психосоматики им. Пьера Марти.

Анонс доклада:

  1. Краткие биографические данные А. Грина и его вклад в современный психоанализ.
  2. Основы гриновской теории нарциссизма, теория негатива, связь психоанализа и других антропонаук.
Андре Грин, пожалуй, самый цитируемый франкоязычный психоаналитик, предложил современному психоанализу несколько новых, вернее, старо-пересмотренных концепции, разъясняющих метапсихологию пограничного функционирования, названному им «частное Безумие». Примечательно то, что он единственный кто рассмотрел данное явление с точки зрения второй теории влечений З. Фрейда, а не всего лишь в точки зрения второй топики. То есть он тщательно разрабатывал фрейдовский подход к психике с точки зрения взаимосвязи влечения жизни и влечения смерти.
  1. Основные прояснения по поводу концепта «Работа негатива».

Мы не одиножды вспоминаем фрейдовскую мысль, отправляющуюся от невроза – негатива перверсии и доходящую до негативной терапевтической реакции и свидетельствующие о проявлении влечения смерти. Без метафорического снисхождения следует сказать, что встреча со смертью в этих случаях частое явление. А. Грин далек от того, чтобы критиковать З. Фрейда за то, что он ввёл в психоаналитическую теорию идею с философским аспектом, а обращает внимание на то, что он смог найти, наряду с уже существующими значениями смерти (религиозным, философским, метафизическим), место тому что мы оговариваем как прижизненную смерть, а также поля, в котором его фигуры развёртываются, в постоянном конфликте – посредством богатства их разнообразия: психического и физического.

Работа негатива заставляет присутствовать при различных формах ее осуществления: она варьирует в своих проявлениях, и в зависимости от обстоятельств, перехода, фигуры может стать моментом трансформации или наоборот: застывания, блокирования психической жизни.

До А. Грина, на протяжении более сорока лет работа негатива преследует психоаналитическую теорию с разным успехом. Авторы, которые начинали ее открыто рассматривать сходили с дистанции по тем или иным причинам. Другие же, которые эксплицитным образом никогда о ней не говорили, развивали идеи, которые вполне годятся для того, чтобы их присоединить к уже существующим. И не удивляет, что некоторые важные фрейдовские концепции проясняются именно такой интерпретацией.

Такого рода разброс не способствует легкому группированию принципов в безупречный порядок. Можно было бы, к примеру, опираясь на традиции признанного авторитета, начать с отрицания с точки зрения логики и философии – что означало бы брать за основу статью Фрейда Отрицание – продолжая дискуссию вплоть до территории, открытой современным психоанализом. Появятся в таком случае некоторые сложности в соединении негации с другими, связанными психоаналитическими концепциями (вытеснение и другие защиты); их развитие может пострадать. Оправдано в таком случае отправиться от вытеснения – концепции, открывающей психоанализ – и рассмотреть обстоятельства, которые привели к такому тесному и сложному соединению с ним других концепций (форклюзии, негации, отвержения и др.) Также кажется оправданным желание собрать в единую группу первичных защит те механизмы, которые в отличие от других имеют общую цель: определять через «да» или «нет» ту психическую активность, которая к ним относится. Именно там, несомненно, находится ядро того, что называют работой негатива. Но возможно также, что было бы ошибочным ограничивать работу негатива лишь теми защитами, которые принято называть первичными, потому что в таком случае открытые З. Фрейдом перспективы в статье «Отрицание», а именно, усилие установить связь между психоаналитическими инцидентами этого лингвистического феномена и другими более глубинными психическими явлениями зависит от первичных движений влечений. Следовательно, необходимо допустить расширение работы негатива далеко за пределы инстанции Я. В одной из дискуссий по поводу влечения к смерти А. Грин предложил рассмотреть это в терминах функции дезобъектализации и негативного нарциссизма. Последний аспект позволяет наметить мост между активностью Я и некоторыми формами активности влечений, если следовать фрейдовскому взгляду на связь нарциссизма со сферой влечений.

Еще некоторые концепции несколько проясняют работу негатива как относящуюся не только к защитной активности: в частности, идентификация и сублимация.

А. Грин остановился на решении учитывать работу негатива под углом двух оптик:
  • первая пересматривает аспекты, свойственные более общей психической активности, без которых не обходится ни одно живое существо, которое не может не отрицать какой-либо избыток (влечения; среди основных судеб последних находятся: вытеснение, идентификация, сублимация).
  • вторая оптика будет в центре наших размышлений и будет иметь своей целью показать, каким образом работа негатива приводит к разным последствиям, но всегда на стороне дезорганизации. В этом обнаруживаем способы, посредством которых негация становится отрицанием, которым нарциссизм связывается с мазохизмом и приводит к исходу, который делает его неспособным на изменение, и, наконец, отказ, чьи последствия кажутся на первый взгляд ограниченными, и может привести расщепление к дезинвестированию, приводящего субъект к экстремальному разрушению.

Существует феномен, находящийся на распутье всех способов проработки: негативная галлюцинация, чья ценность должна быть рассмотрена лишь с точки зрения обратной формы галлюцинаторной реализации желания, основной формы в метапсихологической модели З. Фрейда.

Возведенная в ранг главной гипотезы негативная галлюцинация указывает, насколько она важна при формировании психического пространства, и, насколько возможно проследить за ее воздействием на формирование самых сложных форм клиники, которые нам сегодня известны.

Заседание будет проходить в конференц-зале

Международного института информатики, управления, экономики и права
по адресу: Цветной бульвар, д. 7, стр. 11

Начало заседания в 18.00

Всегда рады видеть Вас участниками наших научных мероприятиях!

Стоимость участия в открытом заседании:
Очное
Участники -1000 р.
Члены РПО, студенты первого высшего образования – 500 р.
Он-лайн
Участники – 750 р.